Тошнота у подростка

В.К. Яровой
Диагноз «Вегетососудистая дистония» у детей – позор современной педиатрии

«Нет неизлечимых заболеваний,
есть недостаток знаний врачей»
В. И. Вернадский.

Вегетососудистые расстройства, их природа, клинические проявления и лечение являются одной из актуальных проблем современной медицины. Это обусловлено многими факторами, и, прежде всего, огромной распространенностью этой патологии.
Во всем мире принят термин «нейроциркуляторная астения», внедрённый впервые в клиническую практику американским врачом Б. Оппенгеймером в 1918 году.
До настоящего времени в нашей стране нет единого мнения, среди врачей различных специальностей: педиатров, кардиологов и неврологов, о трактовке понятия вегетососудистая дистония у детей и подростков.
По данным многочисленных эпидемиологических исследований, в популяции вегетативные расстройства, начиная с пубертатного периода, встречаются в 25–80% наблюдений (spinanebolit.com.ua/pages/view/vegetativnaya_disfunktciya).


изнаки ВСД выявляют у 80% детей, преимущественно среди городских жителей. Их можно обнаружить в любом возрастном периоде, но чаще наблюдают у девочек 7–8-летнего возраста и подростков. В связи с этим «вегетососудистая дистония» (ВСД) или ее вариант «нейроциркуляторная дистония» (НЦД) – привлекают особое внимание педиатров.
Сами педиатры честно сознаются в том, что «им не ясно: является ли НЦД самостоятельным заболеванием или фактором риска, предиктором сосудистых заболеваний головного мозга, атеросклероза, нарушений сердечного ритма и проводимости, ишемической болезни сердца в молодом возрасте»?
Термин ВСД имел хождение преимущественно в царской России и в СССР. Вопреки представлениям «о карательном характере психиатрии» в царской России и СССР, ещё задолго до появления МКБ-10, подчёркивалось, что этот синдром не связан с какими бы то ни было психическими заболеваниями и расстройствами, что теперь отражено также международным медицинским сообществом.
Нейроциркуляторная дистония характеризуется как синдром дизрегуляторных расстройств сердечнососудистой системы, создающий опасность развития гипертонической болезни (Г.Ф. Ланг, 1950).
В качестве самостоятельного заболевания НЦД впервые представил профессор Военно-медицинской академии, впоследствии академик Российской Академии медицинских наук, Н.Н.Савицкий (1952), который выделил три его варианта: кардиальный, гипертонический и гипотонический.

а классификация используется до настоящего времени в военном здравоохранении при решении вопросов медико-социальной экспертизы, поскольку диагноз «гипертоническая болезнь» может вести к отставке военнослужащего. В соответствии с международными стандартами при отсутствии гипертонических кризов и при менее трёх, доказавших артериальную гипертензию официальных измерений артериального давления в покое ртутным сфигмоманометром по методу Н.С. Короткова, врач не имеет права ставить диагноз «гипертоническая болезнь».
Академик А.М. Вейн (1996) не рекомендовал использовать термин «вегетососудистая дистония». По этому поводу он говорил:
«Синдром вегетативной дистонии (СВД) – есть проявление всех форм расстройства вегетативной регуляции. В последние годы мы отдаем ему предпочтение перед синдромом ВСД, так как тогда возникает возможность говорить и о синдроме вегетовисцеральной дистонии, а последняя может быть подразделена на многообразные системные дистонии: вегетокардиальные, вегетогастральные и т.д. Поэтому, нам кажется, что будет правильным более общий термин – СВД».
В отношении непризнания нозологической самодостаточности термина «вегетососудистая дистония» А.М. Вейн был совершенно прав.
Нозология (греч. Νόσος – болезнь + греч. λόγος – учение) – учение о болезнях, позволяющее решать основную задачу клинической медицины: познание структурно-функциональных взаимосвязей при патологии, биологические и медицинские основы болезней. Нозология отвечает на вопросы, во все времена волновавшие человечество – что такое болезнь и чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти (Википедия).
Болезнь (лат.

rbus) – это возникающие в ответ на действие патогенных факторов нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности, социально полезной деятельности, продолжительности жизни организма и его способности адаптироваться к постоянно изменяющимся условиям внешней и внутренней сред при одновременной активизации защитных компенсаторно-приспособительных реакций и механизмов. Наиболее принятым является нозологический принцип, то есть такая классификация болезней, в основу которой положена группировка болезней по родственным признакам.
Необходимо отметить, что ни одна из существующих классификаций болезней не является полностью удовлетворительной, но вместе с тем, существует общепринятая Международная классификация болезней. В Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), принятой в Российской Федерации в 1989 году, отдельных нозологических форм «вегетососудистая дистония» и «нейроциркуляторная дистония» – нет вообще. Они классифицируются под кодом психических болезней F45.3: «Соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы».
Мировая медицинская наука не признает вегетососудистую дистонию как самостоятельную нозологическую форму.
Нозологическую форму или нозологическую единицу рассматривают как «определенную болезнь, выделенную на основе уста¬новленных этиологии и патогенеза и/или характерной клинико-морфологической картины» (Энциклопедический словарь меди¬цинских терминов, 1983).

и это определение тре¬бует уточнения и дополнения, прежде всего, потому, что у боль¬шинства из более 20 тыс. нозологических форм, которыми «располагает» современная медицина, причина болезни неизвест¬на.
К сожалению, в последние годы этиология стала постепенно утрачивать роль ведущего кри¬терия в определении нозологической формы, а современная медицина все больше и больше пренебрегать значением первичного патологического очага в развитии болезненного процесса. Примером такого безответственного пренебрежения могут послужить, заполонившие современную медицину, особенно педиатрию, термины и диагнозы: «… дистония», «дискинезия…», различные «…патии»: «невропатия», «нефропатия», «энтеропатия», «гепатопатия», «кардиопатия», «пневмопатия», « посттравматическая энцефалопатия»; различные «…колики»: «печеночная», «кишечная», «пупочная» и пр., в основе которых лежат рефлекторные процессы.
Чаще всего, как это объясняют педиатры, «дистонии», «дискинезии», различные «…патии» и «колики» начинаются в детстве. Этому, как утверждают педиатры, способствует: гипоксия – кислородное голодание плода во время беременности и родов, родовые травмы, другая патология центральной нервной системы и «болезни младенческого возраста».(Вот и выросли ослиные уши еще одной нозологической формы! – Прим. авт.).
В результате этих причин возникает неполноценность в работе нервной системы, появляются нарушения со стороны различных органов и систем.

пример, со стороны желудочно-кишечного тракта – частые срыгивания, вздутие живота, неустойчивый стул, сниженный аппетит, и центральной нервной системы: неглубокий, прерывистый и короткий сон с частыми пробуждениями. Такие дети склонны к частым простудным заболеваниям с «температурными хвостами» – сохранением повышенной температуры после выздоровления, плохо переносят духоту, жару, перемену погоды, жалуются на головные боли, затруднение дыхания, чаще всего, так называемый, «неудовлетворенный вдох» и «ощущение кома в горле».
В период полового созревания вегетативная дисфункция усугубляется рассогласованием между бурным развитием внутренних органов, ростом всего организма и отставанием становления и созревания нервной и эндокринной регуляции. В это время обычно возникают жалобы на боли в области сердца, перебои в работе сердца, сердцебиение, и регистрируется повышение или понижение артериального давления. Часто случаются психоневрологические расстройства: в виде повышенной утомляемости, снижения памяти, эмоциональной неустойчивости: слезливости, раздражительности, вспыльчивости и тревожности.
«Дистония», «дискинезия», «….патии» и «….колики» стали пристанищем для незнаний и непониманий, и современные педиатры не являются исключением.
Примером тому может послужить «эпилепсия» у детей, перенесших родовую черепно-мозговую травму. Этот диагноз, отражающий истинную этиологию и патогенез патологического процесса, педиатры трактуют, на непонятном для нас языке, множественными терминами: «спазмофилия» (в дословном переводе с лат.

«любовь к спазмам»), «просоночный гиперкинез», «фебрильные судороги», «аноксические судороги», «аффективно-респираторные судороги», «истерические судороги», «ларингоспазм», «тетания», «эклампсия», «судороги пятого дня», «гипогликемические судороги», «судороги, обусловленные гемолитической болезнью новорожденных», а у детей переходного возраста, гораздо проще – «болезнь пубертатного периода». В монографии выдающегося ученого детского невропатолога, профессора А.Ю. Ратнера (2006) «Неврология новорожденных» подробно изложена патология нервной системы новорожденных, возникающая в результате как патологических, так и физиологических родов. Обобщены данные о механизме и морфологии родовых повреждений. Приведено описание безусловных рефлексов новорожденных, их клинические варианты и динамика в зависимости от уровня поражения нервной системы. Детально изложены патогенез и клиника расстройства мозгового кровообращения, нейро-ортопедических осложнений, судорожных состояний, «цервикальной» близорукости и пр. патологии у детей. В данной монографии приведена абсолютно все виды перинатальной и постнатальной патологии ОДА и нервной системы, которая может приводить к развитию вегетососудистых расстройств у детей. Однако преобладающее большинство педиатров, за исключением, может быть немногочисленной горсточки.

А.С. Никифорова (2009)«Неврологические симптомы, синдромы, симптомокомплексы и болезни», ВСД объясняются как «симптомокомплекс многообразных клинических проявлений, затрагивающий различные органы и системы»…
«Вегетативная дистония – является синдромом» – утверждает А.С. Никифоров. – Патогенезом данного синдрома являются отклонения в структуре и функции центральных и/или периферических отделов вегетативной нервной системы. В основе патогенеза заболевания лежит низкая устойчивость к стрессовым ситуациям с расстройством гомеостаза и функциональными нарушениями. Имеются основания полагать, что психические и эмоциональные расстройства при ВСД можно рассматривать как вторичные, соматогенно обусловленные неврозоподобные состояния».
Несколько иное описание последовательности развития неврогенных и соматических расстройств при ВСД излагается в работах А.М. Вейна и соавт.(1991,2001); А.П. Мешкова (1998). По их мнению, развитие висцеральных функциональных расстройств, в большинстве своём, обусловлено дефектом нервно-вегетативного пути регулирования и графически ассоциируется с дисфункцией надсегментарных – подкорково-корковых образований.
Детский невропатолог С.В.Зайцев (www.detskydoctor.

/com/ contacts/) – не в научном, а юмористическом стиле, выразил личное отношение к проблеме ВСД. С нашей точки зрения, оно является абсолютно справедливым, поэтому решили процитировать его почти дословно:
«В заключение забавной прогулки по достопримечательностям города с названием «Старая Неврология», – говорит С.В. Зайцев, – мы продвигаемся в его легендарной район – «Вегетососудистая дистония», или сокращенно – «ВСД». Попутно занимаемся любимым занятием продвинутых исследователей, набираем в любом поисковике Интернета фразу «вегетососудистая дистония» – и получаем от 130 до 260 тыс. страниц-ответов, а если набираем по аббревиатуре «ВСД», – то более 4 млн. ответов! Огромное количество популярной и научной информации, посвященной ВСД, впечатляет, а статистика – просто ужасает. По различным официальным источникам, среди населения бывшего СССР ВСД встречается в 60–80% случаев, причем более половины всех диагнозов в работе поликлинического невролога – ВСД!
Так что же получается: если в нашей экскурсионной группе 10 человек, то у 8-ми из нас тоже есть ВСД?
Среди жителей района «ВСД» преобладают «ударники умственного сидячего» труда, испытывающие хронические стрессы и переутомления. Легко заметить, что большинство из них, – это тревожно-мнительные и впечатлительные натуры, испытывающие некоторые навязчивости.

не следует их уподоблять и сравнивать с ипохондриками и симулянтами, ибо у них не бывает сознательного подражания симптомам заболевания, или стойкой уверенности в наличии болезни – при ее истинном отсутствии.
Но вот какой парадокс! – продолжает рассуждать далее С.В. Зайцев – С одной стороны, человек с «ВСД» неизменно ощущает себя тяжело больным, и живет с постоянной головной и сердечной болью, приступами одышки, страхом смерти и т.д. При всем том, медицинские статистики уже давно убедились, что показатели продолжительности жизни «вэ-эс-дэшников» гораздо выше, чем, в среднем, у населения, а показатели функционального состояния их органов и систем, при углубленном осмотре, намного лучшие, чем у ровесников без ВСД».
Как же отличить коренного жителя ВСД? – спрашивает С.В. Зайцев.И тут же отвечает:
– Довольно легко, достаточно нескольких минут разговора, что бы выяснить имеются ли у пациента следующие жалобы:
* Утомляемость, слабость, вялость, сонливость, дурное настроение и тревожность, плохая трудоспособность и их метеозависимость;
* Головная боль, головокружение, шаткость, тошнота, потливость, сухость во рту, обмороки, дрожание и судороги рук и ног, изменение зрения и слуха;
* Ощущения жара или озноба, внутренней дрожи и пульсации, кома в горле, тяжести в груди, чувство удушья, одышка, онемение и покалывания в руках и ногах.
* Сердцебиения, учащенный пульс, дискомфорт и б.

е руки педиатра и ему ставят диагноз: «вегетососудистая дистония». А дальше длинная и тернистая дорога – хождения по мукам, то есть по врачам, с целью выяснения причины таких нарушений. Зачастую, «хождения по мукам» не приводят к облегчению. Зарождается стандартная цепная реакция: каждый осмотр педиатра приводит к назначению серии дополнительных обследований и консультаций «узких» специалистов, результаты которых в свою очередь предопределяют дальнейшие исследования. Эндокринологи, гастроэнтерологи, пульмонологи, нефрологи, кардиологи, ревматологии и прочие « -ологи», в содружестве с врачами функциональной диагностики и лаборантами, мужественно пытаются установить диагноз несуществующей болезни, и начинают от неё лечить, формируя у ребёнка устойчивое убеждение в эксклюзивности и тяжести болезни. Само собой, такое убеждение совершенно не способствует улучшению настроения, и не облегчает течение заболевания. Советы «перестать нервничать, много гулять и отдыхать, записаться в спортивную секцию, принимать валерианку и витаминчики» не оказывают желаемого эффекта.
Наконец, пройдя восемь кругов обследований и консультаций у «очень узких» специалистов, и, исключив различные подозрения соматической патологии: болезни сердца и сосудов, артериальную гипертонию, бронхиальную астму, тиреотоксикоз, инфекции, гастрит и прочие заболевания, пациент приходит к неврологам.
Всезнающие, уверенные в себе неврологи, попутно, исключая неврологическую патологию: мигрень, эпилепсию, полинейропатию, нарушение мозгового кровообращения и прочую патологию, с удовольствием приступают к лечению ВСД. Но и их лечение оказывается не эффективным…
В конце концов, дети с ВСД добредают до психотерапевтов. И только тут они получают правильный(?) диагноз и адекватную(?) квалифицированную помощь.
И вроде бы, можно удовлетворенно вздохнуть и подумать, что у страшной сказки наступил счастливый конец? Но, к сожалению, такого не происходит…. Поход к психиатру тоже не гарантирует приятного излечения. Тяжелое течение панических приступов плюс «старания» авторитетных фармацевтических компаний, вынуждают прибегать к назначению серьезных психотропных препаратов».
Этим врачи оказывают огромную услугу «Международному фармацевтическому картелю». Они назначают детям препараты: транквилизаторы (седуксен, реланиум, мебикар), «вегетативные корректоры» (беллоид, белласпон), антидепрессанты (амитриптилин, азафен и коаксил) и с целью снятия чувства тревоги, страха и эмоциональной психической напряженности – рецептурные психоседативные препараты (мазепам, грандаксин и нозепам).
И дети привыкают пристрастно к таблеткам….
Но эти фармацевтические препараты, по замыслу их создателей, не устраняют первопричину болезни, и не излечивают детей от ВСД. Сознательно, избегая излечения болезней, эти фармацевтические препараты обладают долгосрочными побочными разрушительными эффектами, потенциально порождающими множество новых болезней, а, следовательно, и созданием новых рынков сбыта лекарств. Поэтому, назначая такие препараты детям, врачи совершают преступление, поскольку их «лечение» способно лишь формированию легионов будущих юных наркоманов!!! За все эти антигуманные деяния нашей медицине когда-то доведется ответить! – Прим. авт.
«Такое лечение, – в более мягкой форме говорит С.В. Зайцев – опасное и вредное, поскольку оно может ещё более усиливать системные расстройства и депрессивные проявления, вызывать неприятные побочные эффекты, и, таким образом, подрывать доверие к медицине. Наконец, последняя остановка в нашей познавательной экскурсии.
И маленький фокус: А знаете ли Вы, что ВСД – нет такого диагноза! Вегетососудистая дистония – давно устаревший медицинский термин, который ранее объединял огромную группу совершенно разных по своей природе болезней. В СССР этот универсальный диагноз легко прижился в терапии, педиатрии, неврологии и психиатрии, потому что он позволял работать врачам с большими удобствами, ловко жонглируя жалобами, симптомами и таблетками.
Все просто и логично! Зачем тратить огромное количество драгоценного медицинского времени, сил и терпения, и докапываясь до истины?
Таким образом, в настоящее время диагноз ВСД представляет собой обыкновенную «городскую помойку». Искренне заблуждаясь, в связи с недостатком знаний, времени и возможностей, или просто по нежеланию, уточнить суть расстройства, врачи в неё изящно сбрасывают многочисленные жалобы больного! – такими словами педиатр С.В. Зайцев подытожил своё путешествии по городу с названием «Старая Неврология».
Из вышеизложенного следует вывод, что «Вегетососудистая дистония» – это, всего лишь, один из синдров видимой части «айсберга», именуемого «Вертеброгенные заболевания нервной системы (ВЗНС)». Его этиологию и патогенез педиатры истолковывают, не придавая значения, главному виновнику развития функциональных неврологических и сосудистых расстройств, первичному патологическому очагу, локализующемуся в подводной невидимой части этого «айсберга» – позвоночнике.
Поэтому многие объяснения педиатрами этиологии и патогенеза функциональных синдромов вегетососудистых расстройств, следует считать ошибочными, и в дальнейшем мы попытаемся это доказать.
Какие же именно органические изменения в позвоночнике являются главной причиной, и, каких именно функциональных синдромов, проявляющихся под маской ВСД?
Но, на сегодняшний день на этот сакраментальный вопрос мы не находим в педиатрии однозначного ответа.
Автор данных строк, в 1960 году окончил педиатрический факультет Одесского медицинского института, а позже как нейрохирург и вертеброневролог, за период многолетней врачебной практики, повидал сотни «вэ-эс-дэшних» детей. Поэтому возложил на себя сложную задачу: на страницах монографии «Вертеброгенные вегетососудистые синдромы у детей», изданной в Германии в сентябре с.г., комментировать, укоренившиеся в педиатрии рутинные толкования этиологии, патогенеза и лечения ВСД. Наш комментарий согласуется с данными исследования данной патологии, проводимыми прогрессивными современными детскими невропатологами, детскими ортопедами-травматологами, вертебрологами, вертеброневрологами, специалистами мануальной медицины, физиологами и другими видными учёными.
При написании данного раздела на рабочем столе постоянно находился, сохранившийся еще со студенческого времени, верный консультант, ровесник автора – учебник М.С. Маслова «Детские болезни», изданный в 1935 году, в котором, заметьте(!) нет ни единого упоминания о вышеприведенных диагнозах вегетососудистых расстройствах у детей.

elenaknsp.com

Проблема утренней тошноты

Чувство тошноты по утрам у детей разного возраста может быть вызвано целым рядом причин.

Ребята младшего возраста не ещё не способны пожаловаться и объяснить, что конкретно их беспокоит. Родители могут заподозрить плохое самочувствие по таким симптомам:

  1. Малыши становятся капризны и вялы.
  2. Они отказываются от завтрака.
  3. У детей наблюдается слюнотечение.
  4. Для малышей характерна повышенная слабость.
  5. Они могут указывать на животик, подтягивать к нему ножки.

Старшие дети, подростки точно описывают свои ощущения.

Игнорировать жалобы на тошноту по утрам у ребёнка любого возраста нельзя. Это достаточно настораживающий симптом. Возможно, он указывает на развитие тяжёлого заболевания или ухудшение состояния, при какой-либо патологии.

Механизм развития тошноты по утрам

Чтобы разобраться в механизме развития тошноты, нужно понять, какие структуры организма ответственны за возникновение этого ощущения. Как известно, тошнота является предшественником рвоты. Но она может возникнуть и как отдельный симптом. Рвота, в свою очередь, представляет собой защитный рефлекс. Путём извержения желудочного содержимого организм пытается изгнать отравляющие вещества.

В основе их возникновения лежит регуляторная деятельность нервной системы. Выделяют две зоны, ответственные за эти явления:

  1. Первая зона — рвотный центр, расположенный в продолговатом мозге.
  2. Вторая — рецепторная зона, в области дна четвёртого желудочка головного мозга.

Импульсы, идущие от разных органов, стимулируют активность этих зон. Именно в результате такой стимуляции возникает неприятное ощущение — тошнота.

Основные виды

Таким образом, тошнота по происхождению может быть:

  1. Центральная. При раздражении рвотного центра (психогенная). Она появляется при заболеваниях структур центральной нервной системы.
  2. Рефлекторная. Когда раздражающие импульсы поступают от различных органов.
  3. Токсическая. При раздражении рефлексогенных центров ядами, токсинами, лекарствами, находящимися в крови.

Доктор Комаровский о недуге — видео

Основные причины появления симптомов у ребёнка

Если тошнота беспокоит ребёнка очень редко, самостоятельно проходит и не доставляет особого дискомфорта, то в этом случае для беспокойства поводов мало. В противоположной ситуации необходимо обязательно отправиться с маленьким пациентом на консультацию к специалисту.

Причин развития тошноты по утрам множество.

Патология органов желудочно-кишечного тракта:

  • хронические воспаления желудка и кишечника (язва желудка и двенадцатипёрстной кишки, гастрит, дуоденит, рефлюкс, запор, илеит, колит);
  • хронические болезни жёлчного пузыря, его протоков, поджелудочной железы (холецистит, холангит, дискинезия, панкреатит);
  • пищевая аллергия;
  • различные нарушения всасывания питательных веществ;
  • острые поражения в начале развития патологического процесса (аппендицит, непроходимость кишечника, перитонит);
  • нарушение перистальтики любого отдела ЖКТ;
  • инородные тела;
  • аномалии развития (атрезии, нарушения поворота, стенозы);
  • кровотечения из ЖКТ;
  • отравления (пищевые токсикоинфекции).

Нарушения обмена веществ и работы эндокринной системы:

  • недостаточность надпочечников;
  • тиреотоксикоз;
  • отравление кетоном при сахарном диабете;
  • фенилкетонурия, галактоземия, непереносимость фруктозы;
  • ожирение (повышение давления внутри полоти живота, сдавление желудка, рефлюкс — обратный заброс содержимого желудка или кишечника).

Инфекционные болезни:

  • бактериальные (сальмонелез, дезинтерия, эшерихиоз);
  • вирусные (ротавирус, энтеровирус, норавирус);
  • паразитарные (аскаридоз, лямблиоз, энтеробиоз);
  • общие инфекции дыхательной системы, органов мочевыделительной системы, нервной системы, протекающие с высокой температурой (особенно у маленьких детей).

Повреждения центральной нервной системы:

  • повышение давления внутри черепа (чаще у детей грудного и раннего возраста) из-за опухоли, гидроцефалии, воспаления;
  • мигрень (особенно у детей подросткового возраста);
  • травма;
  • эпилепсия (в виде ауры перед приступом).

Нарушение вестибулярного аппарата:

  • воспаление лабиринта внутреннего уха, проявляющееся головокружением;
  • укачивание (в транспорте, морская болезнь).

Болезни сердца и сосудов:

  • повышение артериального давления (гипертония) или его понижение (гипотония);
  • хроническая сердечная недостаточность при врождённых пороках сердца.

Другие причины:

  • отравления лекарствами, токсическими веществами (краска, бытовая химия, клей);
  • химиотерапия при онкологических заболеваниях.

Если все патологические причины возникновения неприятных ощущений в желудке исключены, то можно говорить о синдроме функциональной тошноты.

Её критериями служат:

  • возникновение мучительного явления не реже 3–4 раз в неделю;
  • тошнота не сопровождается рвотой;
  • отсутствие каких-либо болезней, её провоцирующих.

Факторы, провоцирующие недуг

Причинами развития тошноты могут быть и факторы, обусловленные особенностями поведения ребёнка (психогенные):

  • тревожное состояние (страх перед выступлением, важным событием, экзаменом);
  • неприятные ассоциации с пищевыми продуктами (макароны — черви, колбаса — фекалии и др.);
  • сильные истерики, как реакция на стресс;
  • отрицательные эмоции;
  • постоянное принуждение к еде (особенно у старших детей).

Дополнительные причины

Кроме того, медики выделяют ещё несколько моментов, способных спровоцировать негативные ощущения:

  1. Тошнота может встречаться в подростковом возрасте. Связано это с перестройкой и активным ростом всех систем организма, с проявлением эмоциональной нестабильности. Она наблюдается у девушек в период становления менструального цикла.
  2. Детей может беспокоить по утрам дискомфорт в желудке при голоде. Обусловлено это раздражением слизистой оболочки соляной кислотой. Импульсы по системе блуждающего нерва идут в центр голода, находящегося рядом со рвотным.
  3. Тошнота может наблюдаться и после приёма пищи. Если это состояние не связано с патологией органов пищеварения, то возникает оно из-за перерастяжения стенок желудка. И рефлекторно, посылая сигналы в головной мозг, организм пытается избавиться от лишнего объёма.

Способы лечения

Перед лечением тошноты важно удостовериться, что у ребёнка нет серьёзной патологии. Поэтому при появлении частых жалоб сына или дочери на мучительное явление по утрам или в другое время суток, первым делом стоит обратиться врачу.

При отсутствии серьёзных причин для беспокойства, чтобы облегчить состояния ребёнка могут использоваться как лекарства, так и средства народной медицины, на фоне диетического питания.

Рекомендации по рациону

Диета при склонности к тошноте назначается согласно основному заболеванию.

Уменьшить приступы тошноты поможет соблюдение следующих принципов:

  • питание регулярное;
  • исключение или ограничение жирных и жареных блюд;
  • дробное питание маленькими порциями;
  • еда чуть тёплая;
  • питье должно быть достаточным, пить нужно маленькими глотками, часто, лучше охлаждённые напитки (морсы, компоты, разбавленные соки);
  • кормление по аппетиту, а не по принуждению;
  • пища полноценная, легкоусвояемая, витаминизированная;
  • исключение перекусов «всухомятку», «ларьковой» еды (сухарики, чипсы, батончики, газировка), ограничение фастфуда.

Лекарственная терапия

Медикаментозные средства, используемые для купирования тошноты, рекомендованы следующие:

  1. Препараты от укачивания:
    1. Скополамин (в виде пластыря от укачивания, Аэрон) — для детей старше 7 лет;
    2. Прокинетики (Авиомарин, Драмина, Сиэль);
    3. Сиропы для детей раннего возраста (Риабал, Но-спазм).
  2. Спазмолитики (Но-шпа, Папаверин).
  3. Энтеросорбенты (Смекта, Энтеросгель).
  4. Средства, улучшающие моторику ЖКТ (Мотилак, Мотилиум, Церукал).
  5. Средства, снижающие агрессивное действие соляной кислоты (Альмагель, Фосфалюгель).
  6. Седативные средства (Пустырник, Фенибут, Валериана).

Лекарства от тошноты — фото

Народные средства

Для уменьшения проявлений тошноты можно использовать нетрадиционное лечение:

  1. Рассасывать во рту дольки свежего лимона или кусочки льда.
  2. Растворить в 1 стакане воды 1 ч. л. соды и выпить при тошноте.
  3. Пить настой перечной мяты 3 раза в день по 1 ст. л. Листья (1 ст. л.) залить стаканом кипятка. Настаивать в тепле 2 часа. Перед применением процедить.
  4. Употреблять лечебный отвар из семян укропа при тошноте. Сырьё (1 ч. л.) отварить в стакане кипятка. Процедить и принимать по полстакана.
  5. Пить настой мелиссы лекарственной. Траву (4 ч. л.) залить кипятком (1 ст.). Настоять 4 часа. Процедить и принимать по половине стакана, 4 раза.

Дополнительные мероприятия

Кроме медикаментозных методов и диетотерапии, родителям рекомендуется придерживаться ещё нескольких советов врачей:

  1. Снижению тошноты способствует выполнение комплекса общеукрепляющих физических упражнений. Однако из гимнастики необходимо исключить наклоны и чрезмерное напряжение брюшного пресса.
  2. Ребёнок должен проводить много времени на свежем воздухе. Насыщение организма кислородом благоприятно сказывается на функционировании всех систем.
  3. Исключается эмоциональное и умственное переутомление. Возможно, ребёнок чрезмерно занят в разных секциях. Рекомендуется пересмотреть его распорядок дня. По возможности нужно отказаться от некоторых дополнительных занятий.

Прогноз и последствия

Сама по себе тошнота, кроме дискомфортного ощущения, вреда для организма не наносит. Она является сигналом для родителей, что с ребёнком что-то не в порядке. Поэтому требует пристального внимания.

Иногда она может вызвать негативные последствия:

  1. Частые приступы могут спровоцировать отказ от еды. А это приведёт к недостатку в организме ребёнка питательных веществ, минералов, витаминов.
  2. Если же тошнота сопровождается частой и многократной рвотой, то развивается обезвоживание.
  3. Особенно опасна тошнота со рвотой у маленьких детей. Содержимое желудка может попасть в органы дыхания. Произойдёт закупорка воздухоносных путей или возникнет воспаление. При этих состояниях ребёнку требуется неотложная медицинская помощь.

Если тошнота у подростка не связана с какой-либо болезнью, то чаще всего она проходит с окончанием периода полового созревания.

Профилактика

Чтобы защитить ребёнка от появления тошноты необходимо профилактировать болезни, способные её вызвать.

Врачи рекомендуют придерживаться таких общих рекомендаций, позволяющих предотвратить развитие неприятного состояния:

  • соблюдение принципов рационального питания;
  • отказ от переедания;
  • исключение стрессовых ситуаций;
  • нормализация режима дня, полноценный сон;
  • достаточное пребывание на свежем воздухе;
  • закаливание и общеукрепляющие мероприятия (зарядка, занятия физкультурой).

Тошнота — неприятное чувство, которое возникает у детей любого возраста. Выяснив причину её развития, родители могут адекватно помочь своему ребёнку. Способов устранения мучительной симптоматики в эпигастрии множество. Но подбирать их должен только врач. Не забывайте, что тошнота у ребёнка — это серьёзный повод для обращения к врачу. Ведь иногда именно тошнотой организм малыша «кричит» о помощи!

lechenie-simptomy.ru

Клиническая диагностика болезней органов пищеварения в любом возрасте нередко затруднена. Это связано не только с многообразием симптоматики при заболеваниях того или иного органа, но и со сходством симптомов при патологии различных отделов пищеварительного тракта. Сложности клинической дифференциации возрастают при сочетанной патологии органов пищеварения, которая часто наблюдается в подростковом возрасте.

Подростковый возраст охватывает период жизни от 14 до 18 лет. Оценивая клиническую симптоматику у подростков с патологией органов пищеварения, врач должен помнить, что его пациент вступает в период полового созревания, который характеризуется выраженными изменениями психических, морфологических и физиологических процессов, связанных с перестройкой нейроэндокринных регуляторных механизмов. Развитие желудочно-кишечного тракта в основном заканчивается к 14-15 годам, однако выраженная лабильность центральной и вегетативной нервной системы, несбалансированность гормональных соотношений не могут не отразиться на изменениях секреторной и моторной деятельности желудочно-кишечного тракта. Поэтому эпизодическое появление ряда симптомов (тошнота, рвота, кратковременная типа колики боль в животе, неустойчивый стул и т. д.) может быть обусловлено не заболеванием, а лабильностью нейрогуморальных регуляторных механизмов организма. Сказанное ни в коей мере не преуменьшает необходимости самого внимательного отношения к этим подросткам и требует также тщательного обследования их и последующего динамического наблюдения.

В клинической картине при заболеваниях желудочно-кишечного тракта у подростков наиболее частым симптомом является боль. Большинство больных этого возраста обращаются к врачу только в тех случаях, когда боль в животе становится достаточно интенсивной и частой. Болевые ощущения обычно чередуются с периодами клинического благополучия. Это характерно для заболеваний органов пищеварения в любом возрасте, но у подростков это прослеживается более четко.

Механизм возникновения боли при заболеваниях органов пищеварения неоднороден. Принято различать три типа боли в животе: висцеральную — непосредственно в пораженном органе, соматическую — при раздражении париетальной брюшины и отраженную при заболеваниях соседних органов.

Так, чувство жжения и боль в области шеи и за грудиной преимущественно при прохождении пищевого комка по пищеводу (особенно при приеме горячей, острой пищи) чаще всего обусловлены воспалением слизистой оболочки пищевода. Боль в эпигастрии сразу после еды вероятнее всего связана с растяжением стенки желудка в результате механического раздражения пищей патологически чувствительного интерорецепторного аппарата слизистой оболочки, что наблюдается при выраженном воспалительном процессе (например, при остром гастрите или обострении хронического гастрита). Однако боль может отмечаться и при нормальной чувствительности слизистой оболочки, из-за чрезмерного растяжения стенки органа (часто наблюдается при метеоризме). Спастические явления (при патологии желчных путей, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, раздраженной толстой кишке и т. д.) также могут быть причиной болевого синдрома.

При воспалительных процессах внутренних органов боль может быть обусловлена спазмом артериальных сосудов, а также застоем и полнокровием венозных, что приводит к нарушению трофики тканей, изменению кислотно-основного состояния, поскольку ухудшение кровотока влечет за собой замедление удаления СО2 из крови (гиперкапния). Несомненную роль в генезе боли играют и многие медиаторы повреждения (гистамин, кинины, серотонин и т. д.), вызывающие воспалительные и аллергические реакции. Повреждение нервной ткани, раздражение симпатических и парасимпатических нервов сопровождается высвобождением медиаторов — ацетилхолина, норадреналина и других промежуточных продуктов обмена нервной ткани.

Все изложенное даже в краткой форме указывает на сложность механизмов возникновения боли, что несомненно находит отражение в характере болевого приступа.

А. С. Белоусов в развитии боли при язвенной болезни первостепенное значение придает патологической эвакуации, возникающей под влиянием центральных нервных и гормональных стимуляций и резкого повышения внутрижелудочного и внутреннего дуоденального давления.

Однако патологическая эвакуация может возникать не только вследствие центральных нервных стимуляций, но и под влиянием импульсов из периферического нервного звена пищеварительного тракта. Нарастание перистальтической активности антрального отдела желудка вплоть до развития тотального спазма его при введении гастрина наблюдал П. К. Климов в многочисленных экспериментах. Подобные изменения моторики желудка исследователи отметили после стимуляции блуждающего нерва, введения ацетилхолина, прозерина и карбахолина. Поскольку гастрин, гистамин и ацетилхолин не только усиливают моторику антрального отдела желудка, но и стимулируют секреторный процесс, понятной становится связь между моторно-эвакуаторными нарушениями гастродуоденальной зоны и высокой секрецией НС1.

Механизм возникновения боли при заболеваниях желудочно-кишечного тракта достаточно сложен, полностью не раскрыт и далеко не исчерпывается перечисленными выше факторами. Более того, в развитии болевого синдрома едва ли играет роль какой-то один фактор, вероятнее всего в этом участвует несколько факторов.

При расспросе подростка важно выяснить последовательность возникновения болевых и диспепсических симптомов, время их появления (связь с едой, временем года, суток, физической, психоэмоциональной нагрузкой и т. д.), длительность, интенсивность, локализацию, уточнить, как давно развились эти симптомы и как они менялись на фоне лечения и какого лечения. Тщательный расспрос, анализ жалоб и анамнестических данных нередко дает для установки диагноза больше сведений, чем физикальное обследование. Так, если подросток жалуется на периодически возникающие ночные голодные боли в эпигастрии, изжогу, а его родители страдают язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, то суждение врача о наибольшей вероятности у подростка этого же заболевания едва ли будет ошибочным.

Всесторонний анализ болевого синдрома имеет важное значение для дифференциальной диагностики болезней органов пищеварения.

Довольно интенсивная, постоянная боль с иррадиацией или без нее часто указывает на органную патологию (язва желудка, эрозийный гастрит), хотя отсутствие боли не исключает в ряде случаев выраженных очаговых поражений желудочно-кишечного тракта. При заболевании пищевода боль локализуется преимущественно за грудиной и иррадиирует в межлопаточную область. Для терминальной части пищевода и кардиального отдела желудка более характерна боль у мечевидного отростка, в эпигастрии. Боль справа от пупка, иррадиирующая в поясничную область и в правое подреберье, отмечается при патологических процессах в антральном отделе желудка и верхней горизонтальной части двенадцатиперстной кишки, реже в ее нисходящей части.

Боль в околопупочной области чаще обусловлена заболеваниями тонкой и толстой кишки, при этом боль из тощей кишки обычно иррадиирует в левую подвздошную впадину, а из подвздошной кишки в правую подвздошную область. Интенсивность боли при воспалительных заболеваниях толстой кишки в значительной степени связана с ее перистальтикой, спазмами, а при пальпации отмечается болезненность в спазмированном участке.

При заболеваниях прямой кишки боль локализуется над лобком или в крестце. Нередко выявляется тесная связь боли с актом дефекации. Боль по ходу толстой кишки уменьшается или исчезает после отхождения газов.

Далеко не всегда характер болевого приступа свидетельствует о поражении определенного органа. Боль в области этого органа может иметь и рефлекторный характер. Особенно большие затруднения возникают при сочетанном поражении органов пищеварения, которые наблюдаются довольно часто, в том числе и у подростков. Боль в эпигастральной области может быть связана с заболеванием желудка, печени, двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы и т. д. Чтобы определить место возникновения боли, ее характер, следует тщательно расспросить подростка, попросив указать проекцию болевого ощущения на брюшной стенке. Это весьма важно, поскольку подростки часто не могут достаточно точно и четко обрисовать характер болевого синдрома (периодичность, выраженность, иррадиацию), а также его динамику в зависимости от применения тех или иных медикаментов, физических и психических факторов. Кроме того, индивидуальные особенности центральной нервной системы подростка, ее чувствительность к восприятию болевого раздражения, условия внешней среды существенно влияют на особенности болевого синдрома.

Наряду с болевым синдромом значительное место в клинической картине занимают диспепсические явления. Понижение аппетита (анорексия) редко наблюдается в подростковом возрасте (преимущественно у девочек). Необходимо помнить, что девочки нередко воздерживаются от приема пищи не из-за отсутствия аппетита, а вследствие эстетических соображений, боясь пополнеть. Тем не менее у ряда подростков встречается довольно длительное отсутствие аппетита, и как результат этого значительное похудание. При этом степень нарушения аппетита часто не соответствует выраженности функциональных и морфологических изменений органов пищеварения. Причину стойкого нарушения аппетита нередко трудно выявить. По нашему мнению, чаще всего в его основе лежит нервно-психический фактор. Иногда отмечается извращение вкуса в виде пристрастия к несъедобным веществам (уголь, мел). Общеизвестно, что пристрастие к углю и мелу наблюдается при ахлоргидрии. Помимо ахлоргидрии, у таких подростков мы диагностировали в ряде случаев и гипохромную анемию. Безразличие к мясной, молочной, жирной пище вероятнее всего связано с привычками и характером питания в данной семье, а не обусловлены ее непереносимостью или какой-либо патологией.

Следует помнить, что подростки, преимущественно девочки, склонные к полноте, внимательно следят за новыми и модными веяниями, касающимися применения тех или иных диет, приводящих к похуданию. Самостоятельное и бесконтрольное их применение нередко приводит не только к общему нарушению обмена веществ у таких подростков, но и к дискомфорту желудочно-кишечного тракта.
 
Мы наблюдали несколько девочек, у которых на почве мотивированного голодания (боязнь пополнеть) появилась боль спастического характера в животе, тяжесть в эпигастрии после употребления даже небольшого количества пищи. При тщательном комплексном обследовании установлено, что эта симптоматика не была обусловлена какими-либо органическими изменениями. Субъективные ощущения при этом весьма различны и зависят от психических особенностей подростка. Так, у одной больной голодание привело к полному отсутствию аппетита, резкому похуданию. В двух других случаях развились булимия (волчий аппетит) и акория (отсутствие чувства сытости). При этом подростки длительное время тайком от родителей съедали большое количество разнообразной пищи, что приводило к боли в эпигастрии. Это вынуждало их вызывать искусственную рвоту, а затем вновь наедаться.

Подобные состояния вполне могут быть отнесены к психоневрозам желудка.

В одном из наблюдаемых нами случаев девочка прибегла к голоданию после того, как подростковый врач в ее присутствии сказал матери: «Мамаша, что это вы так раскормили ребенка? Ей надо срочно похудеть». Подростку была нанесена психическая травма, повлекшая за собой отказ от приема пищи, искусственно вызываемую рвоту после еды, значительное похудание. Поскольку рвоту она вызывала тайком от родителей, причина ее похудания длительное время была непонятна. При тщательном исследовании желудочно-кишечного тракта (рентгеноскопия, эндоскопия, исследование желудочного сока, желчевыводящих путей, ультразвуковое исследование, холецистография, дуоденальное зондирование) патологии не выявлено. И лишь последующие консультации с невропатологом, а затем с психиатром позволили диагностировать у нее нервную анорексию и провести успешное лечение в специализированной клинике.

Приведенный случай подчеркивает, насколько врачу необходимо быть осторожным и тактичным при разговоре с подростком и его родителями, чтобы не явиться причиной ятрогенного заболевания.

Подростковый врач должен помнить, что нервная анорексия — частая патология в пубертатном возрасте.

По данным М. В. Коркиной, нервная анорексия возникает преимущественно у девочек-подростков и юных девушек (весьма редко у мальчиков того же возраста) и выражается в сознательном, чрезвычайно стойком и целенаправленном стремлении к похуданию, нередко достигающему выраженной кахексии с возможным летальным исходом. Мотивом такого поведения, обычно тщательно диссимулируемого, является болезненная убежденность в собственной излишней («безобразной», «уродливой», «не эстетичной») полноте всего тела или отдельных его частей.

Нервную анорексию не следует идентифицировать с естественным желанием психически здоровых лиц избавиться от излишней массы тела адекватными мерами.

Необходимо подчеркнуть, что подростки с нервной анорексией (или их родители), как правило, обращаются к подростковому врачу, а затем к врачу гастроэнтерологу. И только спустя иногда довольно значительное время попадают к психоневрологу.

Своевременная диагностика нервной анорексии у подростков затруднена еще в связи с тем, что многие из них в раннем детстве перенесли диспепсию, дизентерию, холецистит, вирусный гепатит, чем и объясняется склонность к диспепсическим явлениям.

Наличие нервной анорексии не исключает возможности развития болезней органов пищеварения.

Больные с нервной анорексией нуждаются в лечении у психиатра. Для оказания своевременной помощи подростку необходимо тесное сотрудничество подросткового врача с врачами других специальностей.

Обложенность языка и неприятный запах изо рта могут быть связаны с перееданием, особенно на ночь при выраженном атрофическом гастрите, патологии желчных путей. Нельзя забывать и о кариозных зубах у подростков.

Отрыжка воздухом или съеденной пищей может быть следствием как аэрофагии, так и недостаточности кардии. При гиперсекреции желудочного сока или забросе кишечного содержимого с примесью желчи в пищевод нередко наблюдаются кислая отрыжка и горький вкус во рту.

Изжога у подростков наблюдается довольно часто. Это связано не только с тем, что у большинства из них кислотообразующая функция желудка повышена (или сохранена), но и с часто выявляемой при эндоскопическом и рентгенологическом исследовании недостаточностью кардии. Иногда изжога бывает единственным симптомом при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и эзофагите.

Тошнота предшествует рвоте, но встречается значительно чаще ее. Причем тошнота у подростков далеко не всегда свидетельствует о поражении органов пищеварения у них. Это в ряде случаев справедливо и для такого симптома, как рвота. Тошнота чаще встречается у подростков женского пола при пониженной кислотообразующей функции и патологии желчных путей. Рвота же чаще наблюдается у подростков мужского пола с гиперсекрецией желудка, при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. Тошнота и рвота почти всегда сопутствуют острому гастриту и значительно реже отмечаются при обострении хронического гастрита. Поскольку рвоту могут вызвать различные факторы (центральные, периферические и т. д.), ее следует рассматривать как проявление заболевания желудочно-кишечного тракта лишь в том случае, если одновременно имеются и другие симптомы этого заболевания. У подростков редко встречается выраженная очаговая патология желудка (язвы, рубцово-язвенная деформация выходного отдела, рак желудка и др.), приводящая к стенозу выходного отдела, поэтому рвота обычно обусловлена гиперсекрецией и нарушенной моторно-эвакуаторной функцией желудка. Иногда рвота возникает на высоте боли и больные сами вызывают ее, чтобы снять болевой синдром.

Таким образом, тщательно собранные данные о характере клинических проявлений у подростков нередко позволяют уже предположить заболевание органов пищеварения.

При выяснении анамнеза у подростка обязательно надо обратить внимание на условия его питания. Весьма важно выяснить не только регулярность питания, но и характер пищи (мясная, молочная, жирная, включение пряностей, фруктов, овощей и т. д.), а также распределение ее по времени. Соблюдение правильного режима труда (включая занятия в школе) и отдыха имеет для подростка также большое значение.

Необходимо выяснить, курит ли подросток, сколько выкуривает сигарет в день, в течение какого времени курит, употребляет ли алкоголь.

Перенесенные заболевания могут иметь немаловажное значение для понимания характера патологического процесса в органах пищеварения. Частые пищевые токсикоинфекции, отравления могут явиться исходным пунктом в развитии хронического заболевания желудочно-кишечного тракта. Необходимо также иметь в виду и проводившиеся хирургические вмешательства (не только на органах брюшной полости).

Оценивая характер проводимого ранее стационарного или амбулаторного лечения, следует выяснить частоту приема, длительность и эффективность лекарственных препаратов, обращая особое внимание на средства, раздражающие слизистую оболочку желудка, способствующие образованию эрозий и язв.

Обследование (осмотр, перкуссия, пальпация и т. д.) должно проводиться тщательно с учетом данных, полученных при расспросе подростка. В связи с нередкой скудностью клинической симптоматики в момент обследования больного, а также малой информативностью данных функционального обследования следует очень внимательно изучить анамнез жизни и заболевания, подробно расспросить родителей подростка.

Как справедливо подчеркивает А. С. Белоусов, одной из ошибок при установлении диагноза является чрезмерная увлеченность первым представлением, полученным при анализе жалоб больного, предвзятость мнения, нежелание отступиться от своей «уверенности» в ошибочности предварительного диагноза.

Вследствие небольшой продолжительности заболевания желудочно-кишечного тракта и отсутствия осложнений у большинства подростков физическое развитие не страдает. В то же время, по данным Л. Г. Центеровой, у подростков с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки антропометрические показатели, особенно масса тела, нередко бывают ниже, чем у здоровых сверстников. При этом автор отметила прямую зависимость этих показателей от длительности болезни.

Тщательный расспрос, вернее беседа с подростком не должна ограничиваться кругом вопросов, касающихся непосредственно предполагаемого заболевания. Уместно напомнить мнение В. X. Василенко: «Задача врача, применяющего научную методику и логику, состоит не только в том, чтобы определить сущность, болезнь пациента, но и узнать его особенные черты, т. е. его индивидуальность, почти так же, как художник-портретист изображает не человека вообще, а вполне конкретное лицо и личность, без этих данных не может быть врачебного искусства».

При обследовании больного врач нередко забывает, что пищеварительный аппарат начинается с ротовой полости. Большое значение в процессе пищеварения имеет сам акт еды: механическое размельчение пищи, пропитывание ее слюной, содержащей ферменты (амилаза, мальтаза), способствующие начальному расщеплению углеводов. Кроме того, ротовая полость является исходным пунктом ряда условных рефлексов, которые определяют пищеварительную деятельность желудка — секрецию им желудочного сока и двигательную активность.

Если у взрослых недостаточное размельчение пищи обычно связано с отсутствием или заболеванием зубов, то у подростков- с торопливостью, едой большими и плохо пережеванными кусками.

Нередко подростки отмечают обложенность языка белым или желтовато-белым налетом, горечь во рту особенно по утрам, сухость. Считать, что язык является только «зеркалом желудка» не совсем правильно, поскольку при заболеваниях и других органов пищеварения изменяется внешний вид языка.

Даже в случае отсутствия у больного субъективных болевых ощущений в эпигастральной области при пальпации можно получить ценные данные для предположительного диагноза. Так, при поверхностной и глубокой пальпации определяется болевая зона. При поколачивании выпрямленным средним пальцем по мягкой, а затем по искусственно напряженной брюшной стенке (симптом Менделя) выявляется локальная болезненность в точке желчного пузыря или в пилородуоденальной области. Для язвы в пилородуоденальной области характерны болезненность при пальпации остистых отростков и поперечных отростков.

При воспалительном заболевании тонкой кишки отмечается болезненность при пальпации в околопупочной области, а при заболевании толстой кишки по ходу ее. Постоянная локальная болезненность при пальпации в точке Мак-Бурнея требует консультации хирурга для исключения острого или обострения хронического аппендицита.

В литературе описаны изменения крови у взрослых, больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (эритроцитоз, анемия, тенденция к лимфоцитозу, полицитемия и т. д.). У подростков в период обострения болезни отмечают незначительное снижение уровня гемоглобина, эритроцитоз, эозинофилию, моноцитоз, редко лимфоцитоз. В наших наблюдениях у подростков с данной патологией названных изменений крови не выявлено, если у них отсутствовали заболевания других органов и систем (хронический тонзиллит, ревматизм, ангина и т. д.). При изменениях крови необходимо исключить очаговую инфекцию и другие заболевания, которые могут осложнять течение болезней желудочно-кишечного тракта. Особенно следует отметить неблагоприятное влияние на организм подростка хронической очаговой инфекции. Мы неоднократно убеждались в том, что санация полости рта, тонзиллэктомия приводили не только к улучшению общего состояния больного, но и к уменьшению или исчезновению боли в животе.

Оценка клинической симптоматики весьма важна для диагностики и дифференциальной диагностики заболеваний желудочно-кишечного тракта. Однако, как бы не была клиническая картина характерна для того или иного заболевания органов пищеварения, обойтись без лабораторных и инструментальных методов диагностики невозможно. Диагностическая ценность лабораторных и инструментальных методов исследования далеко не однозначна и врачу необходимо четко представлять, на какую информацию он может рассчитывать при использовании того или иного метода исследования при различных заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Это позволяет строго очертить круг применяемых диагностических методов, не прибегая дополнительно к нередко обременительным или даже нежелательным для молодого растущего   организма исследованиям.

Более подробно о симптоматике в статье Симптомы болезней желудка.

www.blackpantera.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.